Редакционно-издательский комплекс
Тацинский район
Ростовская область
21 октября 2017. Суббота
+7 (86397) 2-10-53
Проект «РВ». #ЧИТАЕМОТАНКОВОМ

Уважаемые читатели!

      «Районные вести» объявляют старт интерактивного проекта #ЧИТАЕМОТАНКОВОМ.

   Приглашаем всех желающих  принять участие в народном чтении единой поэмы, собранной из отрывков,  стихотворений о Тацинском танковом рейде. Среди авторов – участники рейда Александр Баренбойм, Михаил Брагин и Ольга Брызгалова, советский писатель Николай Тихонов, тацинские поэты Георгий Баташов, Михаил Бойко, Владимир Апанасенко и Дмитрий Гречкин.

   Отснятое видео принимается в редакции «РВ» до 1 сентября 2017 года: rayvesti@tacina.donpac.ru. Если вы примите решение принять участие в проекте, звоните по тел. 8(86397)2-10-38, 8-918-501-69-53 для определения номера строфы. Если вы находитесь на территории Тацинского района, мы можем помочь желающим снять видеоролик.                                                                                                              

    В приложении  -  тематическая подборка произведений о Тацинском танковом рейде. Одну из пронумерованных строф вы  можете записать для народной видеокниги.
   Технические параметры для съёмки следующие: фото-видео камера, твёрдая опора для камеры (штатив), снимать можно также на камеру смартфона (в горизонтальной ориентации). 
   Главное  условие - стабильность, то есть – наличие опоры, с тем, чтобы изображение не  сотрясалось. Хороший, естественный (от окна) свет,  не  искусственный.  Средний  план - по грудную клетку. 
Записываться лучше в рабочей среде, а не на фоне белой стены или календаря. Звук (если возможно) желательно записать на микрофон (петличку), чтобы не было посторонних шумов.
   Единственное «сценарное» условие - в начале записи держать в руках газету «Районные вести», и в конце - класть её вправо из кадра.

  К 75-летию легендарного события, 22 декабря 2017 года, коллективная видеокнига будет выложена на сайте Районныевести.ру

    Приложение

Газета «Районные вести»

#ЧИТАЕМ О РЕЙДЕ

народный проект

БРОНЕВОЙ ДЕСАНТ

Пролог

                                                  1.Ещё над городом на Волге

Гремела страшная война,
И длилась бесконечно долго

В своём безумии она.

И средь копоти и дыма

Ложилась снежная зима.

Ещё немецкая машина

Была достаточно сильна,

И к Волге рвалась, как лавина,
Как смертоносная чума.

 

2.Уже сто десять дней подряд

Стоял, как крепость, Сталинград.

И вот тогда под Калачом

Ветра победные подули,
Когда фронты к плечу плечом

Вокруг врага кольцо замкнули.

3.Растерян Паулюс. Лицо

Его полно тревог, сомнений.

Он молит разорвать кольцо

И просит срочно подкреплений.

На помощь армия Манштейна

К нему стремительно спешит,
Чтоб снять блокаду окруженья,
Чтоб от разгрома защитить…

4.В Верховной ставке той порой,
В Москве заснеженной, морозной,
Главкома твёрдою рукой

Чертился план «Сатурна» грозный.

И от Мамона до Тацинки

На карте красная стрела

Через Маньково и Большинку,
Через Скосырскую легла.

5.Она упёрлась остриём

Южнее станции Тацинской,
В прифронтовой аэродром –

Большой опорный пункт фашистский.

Глава 1. Вперёд, к Тацинской!

6.Волнистая, цветочная, огневая,
Ковыльная, качаясь и шурша,
Пленительная, звонкая, живая,
Как чеховская повесть хороша…

Но той зимою ты была прекрасней,
Когда во тьме морозной, в поздний час,
По мёрзлой зыби за ракетой красной

Шли наши танки, тяжко грохоча.

7.Дымилися руины Сталинграда,
Но, каждою минутой дорожа,
Стальной таран, ломая все преграды,
К Тацинской путь в тылы врага держал.

В огне пожаров, взрывами палима,
Твой голос бою эхом отвечал.

Ты хороша была неповторимо

В тех раскалённых добела ночах.

8.Светясь снегами в этой огнеломне,
Звеня своей замёрзшею травой.
Такой тебя навек танкист запомнил.
Откинув крышку башни боевой.

Глава 2. Скосырская

9. Скосырские заснеженные дали,
Хранящие тепло зелёных нив,
Мне эту боль в наследство передали.
В просторе памяти святое сохранив…

Спешили танки от самой Ильинки,
Прижав к броне старшин и рядовых,
Которым в лица отлетали льдинки,
И чей от скорости сводило дух.

10. Клубился снег за каждою машиной,
Вдали белели скалы, как снега.

Война шагала поступью аршинной,
И – вот уж Быстрой речки берега.

Без остановки головной пошёл в разведку,

К мосту из брёвен и железных рей.

И сразу перед ним разрывов ветку

Воткнули в землю залпы батарей.

11. Идти в атаку по пристреленной дороге?

Не только танки, дело погубить.

Ракета взмыла, и десант - на ноги,
Тут никого не надо торопить.

Скрывал туман заснеженные хаты,
Сквозила непогодь сквозь пули к слободе.

А у реки, сжимая автоматы,

Бойцы сползали с берега к воде.

12.Попробуй-ка зимой войти в протоку!

Ещё сложнее выйти из неё,

Когда слеза слепит и липнет к оку,

И по сердцу наотмашь холод бьёт.

«Бегом вперёд!» - командует Федулов.

Быстрей согреться и ударить в тыл

Фашистам, тычущим орудий дула,

Туда, где мост растерянно застыл.

13. Вот и она, окраина Скосырской,
Короткий бой – и нет пути назад.

И вдруг победной силой богатырской

«Ура!» врывается в кромешный ад.

Стрелки к земле прижались, что так свята,
Почуяв телом неземной уют.

Но впереди – комсорг: «Не залегай, ребята!

А то нас всех здесь быстро перебьют».

14. Он побежал, белея полушубком,
Бойцы – за ним, штыки наперевес,
Чтоб в рукопашной схватке жуткой

Фашистов выбить с этих мест.

И так до вечера, пока освободили

Всю слободу. Живой был каждый рад

И верил: раз в тылу врага побили,
То не упустит своего и Сталинград.

15. Закончен бой. На улицах – воронки,
Могилы братской камень не отрыт.

Хоть кровью сердца пишут похоронки.
Но цель достигнута – к Тацинской путь открыт.

16. В скосырские заснеженные дали

Меня уносят ночи иногда…

Там звёзды, как солдатские медали,
Над миром светятся уж многие года.

Там люди удивительны и просты,
Всегда с улыбкой руку подадут.

В места, где воевал иль рос ты,
Всю жизнь воспоминания ведут.

17.Простудин, Глузгал и Сарионаки…

Их больше нет, но имена бойцов

Мы, как немеркнущий горящий факел,
Над полем боя поднимаем вновь.

… Рвались снаряды. Рваные осколки

Взлетали вверх с промёрзшею землёй.

Горели хаты. Пели пули звонко.

Был бой такой, каким бывает бой.

18.Враг был жесток, коварен и неистов,
Он, как всегда, хитёр был и силён –

На средний танк бадановцев – танкистов

Три танка вражеских шло с трёх сторон.

И началась горячая работа –

Гудела, содрогалася броня,

Захлёбываясь, били пулемёты,

Танк почернел от дыма и огня.

19.Один фашистский танк уже пылает!

Без перебоя щёлкает затвор,
Сарионаки с яростью стреляет –

И танк второй разбит почти в упор.

Но вдруг, как будто сотни молний с вихрем,
Ворвались в башню, и удар, как гром,
Раздался в танке… Всё мгновенно стихло,
И пламя охватило танк кругом.

20.Враг ликовал: наш танк пылал, как факел,

В нём, мечась, задыхаясь, умирал

Гвардейский экипаж Сарионаки…

Но рано, рано враг торжествовал.

- Что ж, погибать, так с музыкой, ребята!
А слава не сгорит и на огне! –

И мчится танк наш, пламенем объятый.
Как метеор, по снежной целине.

21. …Кто видел этот бой, тот не забудет,
Как, мчась вперёд, взметая вверх снега,
Гвардейский танк своей стальною грудью

Таранил в бок тяжёлый танк врага.

Они погибли под бронёй. Но смерти

Не тронет их холодная рука:

На крыльях славы улетев в бессмертье,
Они в народе будут жить века!

22… Бой утихает под Скосырской,
И хотя б немножечко поспать!

Но остаётся до Тацинской

Так, километров двадцать пять.

И надо б отдых дать танкистам –

Устали люди. Но как быть?

С рассветом танки в поле чистом

От самолётов не укрыть.

Глава 3.  Тацинская легенда

23. Юго-Западный фронт был в пожарах,

Клокотал, как  кипящий котёл.

В ночь декабрьскую, под Богучаром,

В тыл врага нас Баданов повел.

В поле вьюга плясала лезгинку,

Дули бешено ветры в сто флейт.

Фронт, прорвав мы, ушли на Тацинку,

В легендарный наш танковый рейд!

24.Шли в боях, сквозь пургу, буераки,

Шесть ночей и шесть дней напролом.

Триста верст намотали на траки.

Танки вышли на аэродром.

Под Тацинкою авиабазу

Окружили – был замысел прост:

С хода – в бой, чтоб внезапно и сразу

Уничтожить воздушный их мост.

25. Пространство падает под траки:

По синей снежной целине

Летят бадановские танки,
Стучат секунды по броне!

И вот уже – холмы Тацинской,
За ней – стервятников гнездо.

Отсюда фронт не так уж близко:

Справляют асы рождество.

26. Не ожидали русских фрицы,
Поёт, регочет казино…

Не спит пленённая станица,
Не сдавшаяся всё равно.

В её глазах таится радость –

Увидит скоро сыновей

На засугробленных левадах

И у распахнутых дверей!

27. Не спится маленьким героям:

Спешат задворками к своим,
И предрассветною порою

Станица помогает им.

Они бадановцев встречают:

- Зенитки вражеские там! -

И танки плечи подставляют

Заждавшимся проводникам.

28. Есть сказка: прямо – не воротишься,
Налево – будешь без коня,
Направо – лешие в урочище

Погубят в зарослях огня…

Померкла сказка, здесь фашисты

Степь ощетинили кругом.

Но у бадановцев-танкистов

Секрет в отряде головном.

29. На первом ветре белострелом,
На острие броневолны

Горят глазёнки пионеров,
Неустрашимости полны.

Отвага воинов помножена

На юный клич: «Всегда готов!»

Несутся танки по изложинам,
Клубится змей трёхсотголов.

30. Взлететь пытается напрасно –

Таранит «Белая Стрела».

Горит раздавленная свастика,
А звёздам красным нет числа!

31. С первых залпов накрыли стан вражий,

Поле летное, штаб и барак.

Танки шли на таран фюзеляжей

Самолетов фашистских вояк.

День и ночь – все смешалось в пожаре,

Остановлен был времени бег.

Самолет с танком вздыбились парой,

А вокруг них горел, даже, снег.

32.В этом было фатальное что-то,

Но люфтваффе повержен был в прах:

Танки больше трехсот самолетов

Уничтожили в этих боях!

Не за почести, не за награды

Мы бросались в пламя атак,

А затем, чтоб у стен Сталинграда

Был разгромлен зарвавшийся враг.

33.Нас тацинцы, как братьев встречали.

Стар и млад нам на помощь спешил.

Эту помощь в бою, ощущая,

Не жалели мы жизни и сил.

Помним павших друзей поименно,

Хотя многие годы прошли.

Мы гвардейские наши знамена

Склоним в честь их до самой земли.

34. Когда вьюга зло пляшет лезгинку,

Ветры бешено дуют в сто флейт,

Вспоминаю всегда я Тацинку,

Легендарный наш танковый рейд.

Ах, Тацинка – донская глубинка,

Дорога мне, как отчий мой дом!

Моя молодость в белой косынке

С медсанбатовским красным крестом.

35.Взгляд озорной, чуть вздёрнут носик,

Впорхнула бабочкой ты к нам.

Танкист сурово глазом косит:

Вот санинструктор – стыд и срам.

Да в ней-то веса на два пуда
С одеждой зимней не набрать,
А сил возьмёт она откуда,

Чтобы из танка нас достать?

Глава 4. Последний бой

36. И грянул бой в степи Тацинской,
Вперёд рванулся грозный танк.

Но вдруг удар – снаряд фашистский –

Огнём скрутило левый трак.

Горит броня, металл корёжит,
Танкист же, стиснув рычаги,

Из танка выбраться не может:

37.- Сестричка! Шура! Помоги!

Бойца прижав к себе в охапку:

- Ну потерпи, я помогу!

Ещё не раз в смертельной схватке

Ты будешь жить назло врагу!

И нежный голос над танкистом,

И свет лучистых глаз во мгле.

Ещё рывок, и в поле чистом

Жизнь продолжалась на земле.

38.Что корпус рядом, враг не знает,
К тому же, лётный гарнизон

В станице ночью отдыхает –

Там Рождество справляет он.

И вновь Баданова команда:

«Заправить баки! Отдохнуть!

В час ночи танкам побригадно

Без фар зажжённых выйти в путь!

И по сигналу «трёх пятёрок»

Станицу с флагом обойти,
Всю мощь огня тридцатьчетвёрок

По самолётам нанести!»

39… Когда танкисты, став в колонны,
Расположились на привал,

Комбат Нечаев с батальоном

Приказ комкора выполнял.

Он шёл к Бабовне степью снежной

На самой скорости большой,
Чтоб перерезать путь железный

От Сталинграда от Лихой.

Затем идти к аэродрому,
Чтобы ударом с трёх сторон

Решить успешно план разгрома –

Ворваться на аэродром.

40… Там, за карьером, спит станица,
Аэродром – рукой подать!

И вот летит в эфир, как птица,
Сигнал: «555».

В тот час Тацинская ожила

Среди рассветной тишины,
Свинцом над нею запуржило

Под какофонию войны.

41… Ворвались Линника танкисты

На поле лётное рывком.

От страха мечутся фашисты,
В одном белье и босиком.

Земля вздымается со стоном –

Так стонет в шторм девятый вал.

Нечаев с юга батальоном

Аэродром атаковал.

42. А справа танки Полякова

Уже громят аэродром.
Пройдя на скорости Таловый,
И раздавив врага заслон.

Спешат немецкие пилоты,

На лётном поле – хаос, ад…

Бегут с подскоком самолёты,
Взлететь пытаясь невпопад.

43.Вот «Юнкерс» падает при взлёте,
С разбега «Хейнкель» бьётся в бок,
Летят обломки самолётов

И дыма чёрного клубок.

А Белюсов вперёд стремиться

Под пулемётный перестук.

Он «Юнкерс» давит гусеницей,

44.За ним - Босак и Цымбалюк.,
И Чмиль, охваченный азартом,

Направил танк на «мессершмитт»,
Спешащий вырулить для старта,
И «мессершмитт» под ним трещит.

45. Степь за Тацинской, стервятники – «осы»,
Серые птицы с чёрным крестом.

Пищу, снаряды, оружие носят –

Трасса считалась воздушным мостом.

Вдруг неожиданно, сразу – гроза!

Молнии, гром опрокинули тьму.

Взрыв элеватора, вспыхнул вокзал,
Стрелы на танковых башнях в дыму.

46.Тьма – и не видно:

Где немцы? Где наши?

Плавает розовый горький туман.

«Цель – самолёты!» - команда из баши.

Силы невиданной мчит ураган.

Сотни стервятников с треском пылают.

Рухнул воздушный прославленный мост.

Фрицы в белье, босиком удирают,
Бьют их бадановцы в гриву и в хвост.

47….Чем это кончилось помним и знаем.

Враг не ушёл от жестокой расплаты:

Взвилося советское красное знамя,
Знамя Победы весной в сорок пятом.

48.Студёные ветры в степи под Тацинской

Разносят тревожную весть:

За снежным курганом, совсем уже близко,

Армаду фашистов не счесть.

Оскал их звериный, рычат словно волки,

Готовы стереть всё с земли.

Трёхсот самолётов летели осколки,

Бадановцев танки их жгли.

49.Свершив дерзкий подвиг, кольцо разжимает

Нечаева смелый отряд.

Вступив в бой смертельный, душой понимают –

Их жизнью спасён Сталинград.

Ой, снежные бури, о чём вы взгрустнули,

Ведь это неравный был бой.

В бескрайних просторах парнишки уснули,

Победу приблизив собой.

50.А ранней весною, на утренней зорьке,

Когда полетят журавли,

Привет передайте родимой сторонке:

- Мы пали, но честь сберегли!

51.… Ещё горели самолёты,
В огне коробился металл,
А Левитан в мажорной ноте

Приказ Верховного читал:

«За смелый рейд, за подвиг дерзкий,
Героям почести воздать,
И корпус танковый гвардейский

Тацинским впредь именовать!»

Глава 5. И помнят тацинцы

52. Храни, солдат, земли покой,

Покой живых и мёртвых.

Ты призван стать в гвардейский строй –

Красивых, сильных, гордых!

Тот строй никто не разомкнёт,
Его не сломят беды.

Где трудно - гвардия встаёт,
Где гвардия – Победа!

53.Там боль потерь испив до дна,
В кромешном схватке смертной

Идут гвардейцы Кузьмина

Отчаянным маневром.

Там бронетанковой стрелой

Нацелясь в вражье сердце,
Ведут в тылу фашистов бой

Баданова гвардейцы.

54. Там справедливый суд творя

Над бандою фашистов,
Ворвались в логово зверья

Бурдейного танкисты.

Ты в том же боевом строю,
Ты к их причислен силе.

Храни же Родину свою,

Как мы её хранили.

Глава 6. Памятник – танк

55. На бугре, а не на пьедестале

Танк – на память грозовых времён.
Проломив заслон огня и стали,
Только что из боя вышел он.

56.Покачнувшись грозно и упруго,
Замер, напружинясь, для броска.

И шипит простреленная вьюга,
Обжигаясь о его бока.

43. Ожидание взметнулось круто,
Время нервным тиком стрелки бьёт.

Может быть всего через минуту

Прохрипит в наушниках «Вперёд!»

57. Траков лязг до свиста обострится,
Пыль взметнётся снежная бела,
И на башне полетят в станицу

Буква «Н» и белая стрела.

58.Яростно в сугробах за перроном

Заиграет сполохами медь,
И на взрывы вражьих эшелонов,
Откликаясь, будет степь греметь.

59. А когда рассвет задёрнет алый

Добела промёрзшую луну,
Будет танк стоять на пьедестале,
Вслушиваясь чётко в тишину!

Глава 7. Воспоминание о Тацинской

60. Помним Тацинскую скованной снегом,
Скованной холодом, скованной гневом,
Скованной чёрным от пороха небом.

Помню на карте трёхкилометровой

Чёрной мишенью в стрелах багровых

Знак наступленья, цвет нашей крови,
Помню наш час торжества и разгрома.

61.Стаи стервятников на аэродромах,
Ставшие пламенем, пеплом и ломом.

Здесь, в сочетаньи отваги и риска,
Здесь, на прославленной нами Тацинской,
Здесь мы ковали победу под Минском.


62. Здесь, на простреленных этих равнинах,
Здесь, на дорогах тревожных и длинных,
Видели белые флаги Берлина.

Здесь, проходя сквозь страданья и беды,
Некогда юноши, ныне уж деды,
Мы закалили оружье Победы.

63. В декабре буйном, снежном,

В году сорок втором.
На окраине Тацинской

Завершился разгром.

Самолётам немецким

Наступил тут каюк.

Средь бадановцев смелых

Вёл свой бой Цымбалюк.

64.Шестьдесят пролетело –

Годы скрылись во мгле.

Состоялась вновь встреча

На Тацинской земле.

Как ряды поредели!

Память надо беречь.

Час пришёл расставанья

После тёплых здесь встреч.

65. Грозных лет тех виденья

Вдруг нахлынули вновь:

На земле, на Тацинской

Он пролил свою кровь.

Руки молча сжимая,
Уж не мог говорить:

- Ты послушай, земляк мой,

Ну-ка, дай прикурить!

Дым последней затяжки

Во всю грудь он вдохнул,

И как будто от дыма

С глаз слезинку смахнул.

66. В музее на стенке висели часы –

Под ними Нечаев родился.

Как память о прошлом, но не для красы,
Молчали часы – механизм износился.

С той страшной поры уж прошло 60,

Когда глаза Миши сомкнулись.

Погиб он в бою, часы память хранят:

«Нет, Миша наш жив!» И часы встрепенулись.

67. Бесстрашный тот подвиг здесь помнят и чтут,
Назвав поимённо танкистов.

Часы же идут, как прежде идут,
Про жизнь возвестив, как сигналы горниста.

68. С годами тяжелеешь на подъём,
И всё чаще сердце даёт сбои…

С большим трудом уж покидаешь дом,
Как тот окоп перед последним боем.

69. Всё больше притяжение земли,
Дороже сердцу отчие могилы…

И, кажется, что жизнь взята взаймы

У тех друзей, что жить ещё могли бы.

70. Но всё-таки бывает светлый миг,
Когда душа орлит над облаками,
Как вот сейчас, когда в руках моих

Дрожит письмо, написанное вами.

71. Спасибо вам, что помните о нас –

Участниках Тацинского похода.

И делаете всё, чтоб не прервалась связь

Между былым и будущим народа.

72. За память добрую вам всем желаю я

Здоровья, счастья, а в делах – успеха!

Пусть славится Тацинская земля

Трудом, достатком, звонким детским смехом!

Глава 8. Кровавый мак

73. Пускай навечно будет жив

В священной памяти народа

Тацинский танковый прорыв

Зимой сорок второго года!

74.В сугробах цвел кровавый мак.

Над павшими в бою рыдала вьюга.

Но, поднят взрывом в грохоте атак,

Вставал убитый, прикрывая друга!

75. Мы знали, что нельзя нам отступать.

Был Сталинград за нашею спиною.

Мы знали, коль придется умирать,

Умрем, побольше взяв врагов с собою.

76. Ах, сколько их, товарищей моих,

Навек лежать осталось под Тацинкой!

Не забывай, мой юный друг, о них

И не стыдись, сверкнувшей вдруг слезинки.

Глава 9. Гриша и Федя

77. Ты приглядись к ним, наше время,

Зелёное же пацаньё!

Взошли на танковое стремя,
Летят в бессмертие своё!

78. Кто научил такой отваге.
Кто надоумил смерть презреть.
Под обагрённым кровью стягом

В тринадцать лет окаменеть?!

Глава 10. Тацинцы

78. В степях Сталинграда густые снега,

Дороги метель заметает.

Товарищ, сегодня идём на врага,
Атаки пора наступает.

Вперёд, тацинцы, вперёд,

За край родной, за народ!

Наша слава – гвардейское знамя,
 Сталин к победе ведёт.

79. Пусть девушки  песни сегодня поют,
О славных делах в поле чистом.

Ведь сердце не дрогнет в жестоком бою,
Отважное сердце танкиста.

Вперёд, тацинцы, вперёд,

За край родной, за народ!

Наша слава – гвардейское знамя,
  Сталин к победе ведёт.

80. А если сражённый не сможет пойти

В атаку с бойцом – пехотинцем,
Запомнят друзья, что в последнем пути

Он был настоящим тацинцем.

Вперёд, тацинцы, вперёд,

За край родной, за народ!

Наша слава – гвардейское знамя,
Сталин к победе ведёт.

81. Тацинская слава летит по земле,

Летит точно звонкая птица.

По грозным ударам, по белой стреле

Враги узнавали тацинцев.

Вперёд, тацинцы, вперёд,

За край родной, за народ!

Наша слава – гвардейское знамя,
 Сталин к победе ведёт.

82. В глубоких сугробах и в зной ной пыли,

Сквозь рвы, и преграды, и мины,
От стен Сталинграда до вражьей земли

Прошли боевые машины.

Вперёд, тацинцы, вперёд,

За край родной, за народ!

Наша слава – гвардейское знамя,
Сталин к победе ведёт.

Эпилог. Памяти героев

83. Для всех грядущих поколений

Мы назовём их имена,

Что кровью вписаны десницей.

И воздадим им честь сполна -

Почётным жителям станицы!

84. Нечаев первым стал в строю,

Баданов, Юдин и Бурдейный,

Горягин, Шанин, Цымбалюк

Свершили подвиг беспримерный.

85. В боях потапов, Чмиль, Будрин

Себя покрыли вечной славой.

Сквозь грохот взрывов, стоны, дым

Два женских имени звучало.

86. Вселяли веру всем бойцам

Своей любовью Вера, Оля.

Сражались, бились до конца

Танкисты, позабыв о боли.

87. И знак гвардейский на броне

Как эстафету передали

Антонов Лосику в огне –

И в строй почётных граждан встали

88. Проходят годы. Жизни миг –

Вновь перевёрнута страница.

Гостей почётных, дорогих

Встречает с радостью станица.

89. Вдаль устремив печальный взгляд,

Танкисты Чубарев, Озерин

С волненьем в сердце говорят:

Тебе душою каждый верен!

90. Земля Тацинская, как мать,

Их приняла в свои объятья.

Позволь же на колени встать

И пожелать всем людям мира, счастья!

Чтобы оставить комментарий, вы должны Зарегистрироваться
Комментарии:
Объявления
Свежий номер газеты
Опрос РВ
Как вы считаете, почему молодёжь употребляет наркотики?
  Проголосовало: 8


Мы в соц.сетях


Вопрос недели

Кому положены бесплатные лекарства?

Поздравления от наших читателей
Создать открытку!