«Сообщения с Горловкой нет, а я переживаю Zа детей»: месяц назад Анна Майка покинула территорию ДНР

Семья в сборе, есть своё жильё в любимом городе и постоянная (оплачиваемая!) работа – чем не голубая мечта?

«Из Донецка я уезжала сама, краснодарским автобусом, — вспоминает Анна Майка. – Что гнало меня из родного Донбасса в Россию? В первую очередь, безденежье: торговый ларёк, где я работала, разбомбили вместе со всем Петровским рынком, трудоустроиться некуда. А ещё – отсутствие воды, которое длилось месяцами: украинские войска метко били по объектам водоснабжения и инфраструктуры в целом».

ГДЕ ИСКАТЬ ПРИЮТА?

Этот вопрос не стоял: в Тацинской Анну ждал супруг Сергей.

«Так получилось: он искал работу вахтой в России через интернет и нашёл в Тацинском ДСУ, машинистом автогрейдера, — продолжает Анна. – Раньше Сергей сталкивался с недобросовестными работодателями. Как говорится, кидали на деньги. А здесь – зарплата регулярно, мужа обеспечили жильём, как и других вахтовиков. Правда, их переселили, когда я приехала, с супругом мы в доме вдвоём».

Семья Майка благодарна руководству предприятия за поддержку, тем более что Анну тоже приняли в коллектив Тацинского ДСУ – разнорабочей. Да и в доме есть все условия для жизни: газ, вода, санузел, необходимая мебель.

«Здесь так непривычно тихо, особенно вечером. Хотя это, мне сказали, центр станицы, — удивляется Анна. – Наверное, мы в Донбассе уже привыкли слышать раскаты взрывов. И никто не боится. Рядом с нашим домом в Донецке техникум, выбило стекла – нет проблем: плёнкой затянули, учатся дальше. Вот в 2014-2015 годах, когда все только началось, было страшно».

И ЛЮДИ ПАДАЛИ, ПАДАЛИ

Анна Майка помнит один из летних дней семь лет назад: она сидела в кафе, когда внезапно начался обстрел.

«И люди, падали, падали, — в красках описывает ситуацию моя собеседница. – Меня отбросило взрывной волной и накрыло то ли шифером, то ли чем-то ещё. Сегодня там, в принципе, безопасно, в той же Горловке…».

Об этом городе на территории ДНР Анна говорит с дрожью в голосе: в Горловке остались самые близкие для неё люди: дочери Амина и Марианна, девочки 13 и 14 лет, и их бабушка (Анина мама) Валентина.

«В Донецке я работала от зари до зари, возить дочерей в школу, забирать с занятий, делать с ними уроки просто физически не могла, — делится Анна. – На семейном совете приняли решение: дети поживут с бабушкой, у неё и школа рядом с домом, а у нас пришлось бы добираться автобусами по городу, что небезопасно. Когда я уезжала 28 февраля, сообщения с Горловкой не было».

ЦЕНА ЗА МИР

На вопрос, о чём она мечтает сегодня, Анна Майка отвечает просто: «Чтобы наша семья воссоединилась, дети получали образование, а мы, родители, работали и обеспечивали их».

Предел мечтаний супругов — купить жильё в Краснодаре.

«Мы очень любим этот город, когда-то жили там, — добавляет Анна. – Хотели брать ипотеку, но в нынешних условиях это нереально. Остаётся надеяться, что скоро российские войска, бойцы ДНР и ЛНР изгонят эту бесовщину. Жалко, конечно, ребят, которые гибнут на Украине, их родителей, жен и детей, но по-другому, видимо, не получится. Цена за мир слишком высока!»    

Фото в анонсе: Анна Майка на фоне дома, в котором она живёт в Тацинской вместе с супругом Сергеем. «Здесь так тихо, особенно вечером. Хотя это центр станицы», — удивляется вынужденная переселенка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content