В хуторе Андреев осталось пять дворов

В Андрееве, малочисленном населённом пункте Верхнеобливского поселения, сегодня живут семь пенсионеров. Самому молодому жителю 75. Отблески цивилизации – неустойчивая сотовая связь и доставка хлеба два раза в неделю.

Единственная улица с громким названием Пролетарская имеет удручающий вид: разрушенные подворья заросли кустарником и бурьяном. Среди них по-особому жалко смотрятся оставшиеся жилые дома. Глядя на них, ощущаешь всю безысходность их существования – хутор умирает.

Хлеб — два раза в неделю, остальные продукты — за семь километров, в Верхнеобливском.

Живут в Андрееве Николай Михайлович Сафонов, Виктор Яковлевич Проценко, Ольга Рубанская, Николай Романович и Вера Тихоновна Журенко, Александр Семёнович и Анна Ивановна Ляушневич.

«Нужно перебираться в Верхнеобливский, — говорят андреевцы. – Здесь уже страшно оставаться: здоровье уже не то, дикое зверьё хозяйство рвёт – спасу нет. А как здесь было раньше – просто рай, красота неописуемая!»

Место с историей

В 80-х годах 19 века в излучине Быстрой была построена большая усадьба богатого помещика Фёдора Нифонтова (он сбежал отсюда с приходом советской власти – прим. редакции).

В 1929 году здесь образовалась одна из первых на Дону коммун, имени Стёпина. Основатели — красноармейцы девятой армии, которые бились за эту территорию в годы гражданской войны. В память о командире, латыше Артуре Степине (фамилию со временем переделали на русский лад — прим. автора), и назвали хозяйство. А председателем назначили полковника Ивана Андреева.

В 1928 году в коммуне Стёпина жили 120 человек. Сначала привели в надлежащий вид помещичью усадьбу и постройки, затем перевезли семьи и родственников.

Строили коммунизм и не знали, что уже живут при нём…

В коммуну принимали и местных жителей. Всё здесь было общее: орудия труда, продукты питания, одежда. Организовали художественную самодеятельность, драмкружок. Шефом коммуны был завод имени Шмидта из Москвы (ныне — им. Лихачёва).  Благодаря этому сотрудничеству в Андрееве появились электростанция, станки, оборудование для мастерских.

Но больше приходилось работать вручную, дисциплина была жёсткой, а иначе нельзя – постоянно приходилось отбивать натиски бандитов, которые стремились подорвать хозяйство.

Коммуна им. Стёпина просуществовала до 1935 года. Затем была преобразована в колхоз с одноимённым названием.

Коммуна им. Стёпина в 30-х годах:

  • земельный участок – 12 тыс. га;
  • 6000 кур, 1200 свиней, 1000 овец, 150 лошадей, 110 дойных коров, 60 волов, 10 тракторов, один автомобиль.

И родился, и пригодился

Родители Александра Ляушневича были первыми добровольцами, приехавшими с Украины строить коммуну в хут. Андреев. Кадровый офицер Семён Куприянович вместе с супругой Оксаной Луковной трудились везде, где нужны были рабочие руки. За несколько лет достигли потрясающего результата. 

«Вокруг хутора росли шикарные сады. На полях — хлеб, в корпусах — птица, свиньи, коровы, — вспоминает Александр Семёнович. —  Колхоз был самым богатым. Мои родители строили коммунизм и не знали, что уже живут при нём.  А сейчас везде разруха».

Судьба пожилого человека накрепко связана с хутором.

«Трудился в колхозе XXII партсъезда механизатором, звеньевым», — рассказывает передовик производства член райкома партии обладатель ордена «Трудового Красного Знамени».

Супруга Анна Ивановна работала телятницей, дояркой. За высокие достижения награждена бронзовой и серебряной медалями ВДНХ, дважды избиралась депутатом районного Собрания депутатов. 

Дети Ляушневич — сын Геннадий и дочь Ирина — остались жить в Верхнеобливском. Скоро родители переберутся к ним поближе. А об Андрееве, увы, скоро останутся одни воспоминания. 

Автор: Любовь Воротынцева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content