Фото: iStock

Член-корреспондент РАН Валентин Фадеев: Чтобы не заболеть диабетом, мне нужно питаться, как моя прабабушка

31 декабря ничего на самом деле не заканчивается. Поэтому давайте не будем заниматься обжорством и пьянством. Посидите пару часов за столом, а потом убирайте продукты и бутылки в холодильник, как в обычный будний день! Дальше делайте что хотите: гуляйте, катайтесь с детьми на санках и лыжах, путешествуйте. Не сидите на месте. Жизнь — это движение, а болезнь — это его отсутствие!

Всяческих страшилок в нашей жизни предостаточно. Особенно в сфере здоровья. Тут аж борьба за первенство: рак, инфаркт, инсульт, ковид. А в последнее время — сахарный диабет. Сладких людей становится больше? Как противостоять сахарному недугу? Об этом наш разговор с ведущим эндокринологом страны, заведующим кафедрой и директором клиники эндокринологии Первого МГМУ имени И.М. Сеченова, членом-корреспондентом РАН Валентином Фадеевым.

Валентин Викторович! Статистика неумолима: сладких людей становится больше. Почему повышение уровня сахара в крови, то есть сахарный диабет, оказался столь распространен?

Валентин Фадеев: Ну, во-первых, сахарный диабет — это далеко не только сахар, то есть не только повышение в крови уровня глюкозы. Это лишь одно и наиболее известное проявление заболевания. На самом-то деле все куда сложнее.

Сегодня с тем же успехом можно сказать, что сахарный диабет — весьма опасное и специфическое воспаление внутренней выстилки сосудов, которое сопровождается повышением уровня глюкозы в крови. Приводит все это к прогрессированию атеросклероза сосудов. И большая часть наших пациентов становятся инвалидами и умирают от сердечно-сосудистых катастроф: инфаркта, инсульта, сердечной недостаточности. И значит, лечение диабета — далеко не только, а порой не столько назначение препаратов, которые снижают уровень глюкозы.

С небес научных к будням дня. Все-таки: откуда он, диабет, берется и почему в таких количествах?

Валентин Фадеев: Сложный вопрос, который, как мне кажется, в первую очередь, связан с изменением среды нашего существования и формированием ноосферы, как писал великий Вернадский. Человек генетически сформировался, условно говоря, сто тысяч лет назад. Сформировался в достаточно жестких условиях. И вплоть до последних столетий, если не сказать, вплоть до конца ХХ века, большая часть людей боролась с голодом. А в условиях угрозы голода лучше всего к ним приспособился такой обмен веществ, который, попав в изобильную пищей окружающую среду, очень быстро стал приводить к диабету 2-го типа.

Конечно, больше всего интересуют препараты для снижения уровня глюкозы в крови. И если бы они полностью излечили от диабета. Но так, увы, пока не получается

Другими словами: то, благодаря чему мы выжили в голодные годы, в условиях изобилия еды, которая стала производиться в промышленных масштабах, мы приобрели заболевания ХХI века — ожирение и сахарный диабет 2-го типа, которые идут рука об руку.

Иными словами: виноваты в этом сами люди?

Валентин Фадеев: Я врач и считаю, что обвинять пациентов в чем-либо — мягко говоря, глупо и неэффективно. Людей не имеет смысла обвинять в том, что они люди, и ничто человеческое им не чуждо. Именно поэтому я весьма скромно оцениваю перспективы победы над ожирением и диабетом в глобальном масштабе: люди всегда будут получать удовольствие теми путями, которые им доступны. А вкусно и обильно поесть — это удовольствие, которое имеет огромный биологический смысл. Правда, в условиях дефицита еды.

Выходит, во всем виновата генетика?

Валентин Фадеев: Сахарный диабет не передается от отца к сыну как цвет глаз или форма носа. К диабету наследуется некая предрасположенность. С учетом того, что в настоящее время диабетом болен практически каждый десятый взрослый, я думаю, что предрасположенность к нему есть у всех людей. Это наша видовая предрасположенность в определенных условиях. Доказательства?

Приведу в пример свою собственную наследственность. Моя прабабушка родилась в 1901 году. В ее жизни было две мировые войны и одна гражданская, а также трое детей и десяток внуков. Сахарным диабетом она не болела! Вы можете себе представить, как она питалась и какова была ее физическая активность! Ее сын, мой дедушка, к концу ХХ века в почтенном возрасте приобрел-таки сахарный диабет. Он был боевым офицером, прошедшим всю войну и прослужившим в армии всю жизнь. Закончил он свою жизнь вполне комфортно, в звании генерал-лейтенанта ракетных войск. У моего дяди, его сына, сахарный диабет развился уже в значительно более молодом возрасте.

Таким образом, если бы моя прабабушка оказалась в условиях жизни ХХI века, она бы скорее всего диабетом заболела, поскольку ее генотип, переданный внуку, именно к этому и привел. Но в свое время она им не заболела, поскольку была далека от состояния постоянной сытости, периодически питаясь пайками военного времени. Из этого следует, что переданный мне моей прабабушкой генотип как раз и реализуется у меня в ХХI веке.

Валентин Фадеев: Жизнь — это движение, а болезнь — его отсутствие. Фото Александр Корольков/РГ

И что вы с этим делаете? Есть у вас возможность предотвратить у себя развитие диабета 2-го типа?

Валентин Фадеев: Конечно, есть! Ведь у прабабушки он не развился, а развился только у деда и дядьки. Получается, что мне нужно питаться, как моя прабабушка. Другими словами, и это очень важно: даже при очевидной предрасположенности к диабету 2-го типа его можно предотвратить. Ну, или точней, снизить вероятность его развития. Основа профилактики диабета — предотвращение развития ожирения, контроль веса. То есть приобретать ожирение особенно опасно тем, у кого есть сахарный диабет у ближайших родственников.

Грубо говоря: если вы не разжиреете, то скорее всего будете здоровым?

Валентин Фадеев: Не все так просто, увы! Помните, я сказал, что самый неприятный исход сахарного диабета — это атеросклероз вследствие воспаления эндотелия, внутренней выстилки сосудов. Так вот, сахарный диабет, как говорят генетики, сцеплен генетически не только с ожирением, но и с атеросклерозом, и с артериальной гипертонией. Таким образом, не допуская ожирения, ограничивая себя в обжорстве и расширяя свою подвижность, я могу снизить риск развития повышения сахара крови, собственно диабета. Но риск сосудистых изменений у меня остается. Поэтому, помня о генах моей прабабушки, я должен периодически измерять артериальное давление и, скажем так, после 40 лет должен определять уровень холестерина крови, а точнее так называемого «плохого» холестерина. То есть липопротеидов низкой плотности. Могу сказать откровенно: будь то по вине той самой прабабушки, или еще по чьей-то, этот показатель у меня не идеален, и я уже не один год предпринимаю в этой связи определенные меры.

Какие именно? Как снизить уровень холестерина? Это какая-то диета?

Валентин Фадеев: Давайте перейдем от меня лично к общим принципам. Во-первых, если уровень липопротеидов (ЛПНП) реально высок, то диеты, даже жесткие, не помогают. Кроме того, мы принципиально против диет, поскольку все они носят временный характер. Вопрос стоит о назначении лекарственных препаратов. При этом проблема не собственно в высокой концентрации этого вещества в крови, а в том, что высокий ЛПНП в сочетании с другими факторами сопровождается воспалением эндотелия и атеросклерозом.

Если уровень ЛПНП даже значительно повышен у девушки восемнадцати лет, мы ей не назначим, как правило, никакую терапию. Но если у пациента повышено артериальное давление, есть ожирение или сахарный диабет — вопрос другой. И это уже показание к назначению статинов.

Вы сказали, что принципиально против диет. Как же тогда быть с лечением диабета и с его предотвращением? Вы же сами говорите, что боитесь прибавки веса из-за того, что у ваших родственников был диабет.

Валентин Фадеев: Я против той диеты, которая подразумевает временное и, как правило, значительное ограничение потребляемых калорий. Когда диета — это не общий и более или менее постоянный характер питания, а некое самоистязание с целью достижения снижения веса до какой-то желаемой степени. Нечто из разряда: девушка ставит задачу похудеть, и к лету влезть в свой старый купальник. На самом деле большинство диет — эффективно, просто по закону сохранения энергии. Человек терпелив, и он может долго терпеть и обязательно похудеет! Но потом произойдет так называемый рикошет. Диету всю жизнь никто соблюдать не может. И, как только она закончится, килограммы благополучно вернутся и еще добавятся сверху.

Большинство людей с ожирением периодически худеют. Но потом опять прибавляют вес, сообщая нам, что та или иная диета оказалась не эффективной. У человека с ожирением «болеет» пищевое поведение. Он не может себя контролировать по количеству съедаемой пищи. Поэтому стоит этой пище вновь появиться в его жизни, вес возвращается. По аналогии: алкоголик может отказаться полностью от алкоголя. Но стоит ему нарушить свой зарок, он достаточно легко опять входит в запойное состояние.

Тогда как правильно худеть, если не при помощи диеты?

Валентин Фадеев: Во-первых, не имеет смысла и не эффективно резкое ограничение еды. Под эффективностью мы подразумеваем не количество сброшенных килограммов, а то, что мы называем удержанием веса: как долго пациент не вернет сброшенные килограммы. В идеале, хотелось бы, чтобы этого не произошло никогда. Резкое ограничение в еде, как правило, сопровождается тревожно-агрессивным поведением, расстройством сна, некоей общей дисфорией. Если у вас есть домашний питомец, попробуйте сократить вдвое его рацион и последите за его поведением! Собака бывает кусачей — сами знаете от чего.

Оптимальный вариант — некоторое ограничение калорий. Как правило, за счет явных огрехов в питании, которые большинство людей вообще за собой не замечают. Это такое снижение калоража пищи, чтобы пациент ежемесячно терял около 1 кг массы тела. Такое ограничение не требует непреодолимых усилий, не воспринимается как самоистязание, и вполне сносно. В итоге за год пациент теряет 10 — 15 кг. И такая потеря веса со значительно большей вероятностью удержится.

Сахарный диабет не передается от отца к сыну как цвет глаз или форма носа. К диабету наследуется некая предрасположенность

Да, речь идет о стойком и постепенном изменении образа питания на многие годы и десятилетия. Ощутите разницу: «сесть на диету» и «изменить образ питания». Первый вариант — временно, чтобы влезть в купальник. Второй вариант — длительно и без самоистязаний. Резкие перепады веса, когда пациент то теряет 10 кг, то обратно набирает 15, и это происходит каждый год или чаще, не благоприятно для здоровья. Если у пациента уже есть сердечно-сосудистые заболевания, то резкая потеря веса путем значительного ограничения в пище несет риск сосудистых катастроф. Того же инфаркта или инсульта. Ведь что такое голод для организма? Это острый физиологический стресс, сопровождающийся мобилизацией всех систем и выбросом стрессорных гормонов. Поэтому моя рекомендация снижения веса: тише едешь — дальше будешь. Но ехать надо! Надо два раза в неделю вставать на весы по утрам, и видеть хотя бы минимальное движение вниз.

Валентин Викторович! Все-таки поговорим о самом сахарном диабете, поскольку у многих читателей он, к сожалению, уже есть. Какие сейчас новые методы его лечения?

Валентин Фадеев: Всем взрослым читателям надо знать как минимум три показателя: уровень глюкозы натощак или уровень гликированного гемоглобина, уровень ЛПНП и уровень артериального давления. Кстати говоря, основная современная концепция контроля сахарного диабета в этом и состоит. Заметьте, что я сказал не только об уровне глюкозы в крови, хотя я и эндокринолог. Каким бы врачом я ни был, я должен контролировать у пациента с сахарным диабетом все эти три параметра.

Понимаю, всех, конечно же, больше всего интересуют лекарственные препараты для снижения уровня глюкозы в крови, которые сейчас используются. Лучше всего было бы, если бы они полностью излечили от диабета. Но так, увы, пока не получается. И не думаю, что в эту нашу короткую встречу есть смысл обсуждать отдельные сахароснижающие препараты, описывать механизмы их действия и т.п. Скажу об одном: на сегодняшний день оптимальным вариантом сахароснижающией терапии считается комбинация нескольких препаратов. Мы постепенно отходим от монотерапии, то есть назначения какой-то одной таблетки. Именно это диктует сложный патогенез данного заболевания. Мы должны действовать сразу на несколько механизмов обмена веществ, которые нарушены при сахарном диабете. Второе условие, которому хотелось бы, чтобы соответствовала сахароснижающая терапия, — уход от чрезмерного снижения уровня глюкозы. То есть исключение так называемых гипогликемий.

Близятся новогодние праздники с обильными застольями. Что посоветуете читателям «РГ» как с сахарным диабетом, так и без него?

Валентин Фадеев: Я предлагаю следующее. Давайте организуем волшебный праздник нашим детям, организуем для них сказку с Дедом Морозом и подарками. А сами отнесемся к Новому году по-взрослому. Ведь это всего лишь дата на календаре. И таких дат в нашей жизни уже было десятки. А жизнь наша не приурочена к календарю. И 31 декабря ничего на самом деле не заканчивается. Поэтому давайте не будем заниматься обжорством и пьянством.

Посидите пару часов за столом, а потом убирайте продукты и бутылки в холодильник, как в обычный будний день! Дальше делайте что хотите: гуляйте, катайтесь с детьми на санках и лыжах, путешествуйте. Не сидите на месте. Жизнь — это движение, а болезнь — это его отсутствие!

Автор: Ирина Краснопольская, Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому