Фото: Олег Кирьянов / РГ

Южная Корея запретила есть собак, но наказывать за это начнет только через три года

Национальное собрание (НС, парламент) Республики Корея приняло историческое решение, положив конец продолжавшимся десятилетия жарким спорам, стоит ли стране сохранять традицию употребления собачатины или, следуя изменившимся предпочтениям и вкусам, запретить это.

Был принят закон, который полностью запрещает эту традицию, равно как и существование всей сопутствующей индустрии типа разведения, продажи собак для еды, а также изготовление продуктов с использованием собачатины. За нарушение предусмотрены достаточно серьезные наказания, но применяться они начнут лишь через три года, в течение которых вся индустрия должна быть ликвидирована. Впрочем, эта традиция остается незыблемой в другой Корее — Северной, где блюдам из собаки по-прежнему приписывают чудодейственные свойства.

Давние споры по поводу уходящей в прошлое традиции

Хотя собачатину употребляют и в Китае, и во многих странах Юго-Восточной Азии, но репутация «отъявленных собакоедов» закрепилась почему-то именно за корейцами. Один знакомый этнический кореец из России рассказал как-то шутливую поговорку на этот счет: «Если пропала собака, то ищи в кастрюле у Пака». Молодежь в Южной Корее любит говорить иностранцам, что «у нас в стране собак уже никто не ест» и «это все в прошлом», однако это не так. Достаточно набрать в поисковике слова «рестораны собачатины», как практически в любом городе, включая Сеул, вы найдете несколько десятков адресов. Да, может быть уже не в самом центре, да, возможно, их завсегдатаями являются в основном пожилые корейцы, но, согласно данным на ноябрь прошлого года, таких заведений в стране насчитывалось около 1666, что немало. Если продолжить статистику, то за год в Корее поедают примерно 388 тысяч собак, а разведением их именно для еды занимаются 1156 ферм, выращивающих более полумиллиона животных.

По поводу поедания собак споры в Южной Корее шли уже достаточно давно, и значительную роль в их активизации играли западные борцы за права животных. Проведение же крупных мероприятий типа летний Олимпиады 1988 в Сеуле, зимних ОИ-2018 в Пхенчхане, Кубка мира по футболу в 2002 г., помимо роста престижа, добавляло Стране утренней свежести и головной боли, так как неизменно иностранные журналисты делали репортажи в стиле: «Южная Корея стала примером чуда экономического развития и внедрения технологий будущего, но до сих пор сохраняет варварскую традицию поедания собак!» При этом сами корейцы на эту критику реагировали достаточно болезненно, и весьма быстро традиция поедания собак теряла своих приверженцев, но все же они были и не исчезли до сих пор.

В последние пару лет эта дискуссия вновь разгорелась с новой силой, и немалую роль здесь сыграла жена нынешнего президента страны Юн Сок Ёля Ким Гон Хи. У президентской пары нет детей, но дома несколько собак. Возможно, по этой причине Ким активно стала добиваться запрета употребления собачатины и, стоит признать, добилась немало.

Отношение к поеданию собак в Южной Корее хорошо показывают опросы общественного мнения. Как правило, более 90 процентов корейцев заявляют, что не намерены есть собачатину ни при каких условиях, а более 80 процентов поддерживают законодательный запрет этой традиции.

Фото: Олег Кирьянов / РГ

Три года, чтобы забыть про «супчик из собачки»

В итоге во вторник 9 января парламент Республики Корея единодушно принял «Специальный закон о запрете разведения и распространения собак с целью употребления их в еду, а также о запрете употребления собак в пищу». Обычно расходящиеся практически по всем вопросам представители правящего лагеря и оппозиции на этот раз продемонстрировали исключительное единство. За принятие закона проголосовали 208 депутатов, двое воздержались и никто не был против.

Если посмотреть на содержание закона, то он достаточно строг. Отныне разведение и умерщвление собак для последующего потребления будет наказываться тремя годами тюрьмы либо штрафом в размере 30 млн вон (около 23 тысяч долларов). Продажа, хранение и распространение собачатины, а также содержание ресторанов предусматривает два года тюрьмы или 20 млн вон штрафа.

Правда стоит оговориться, что прямо завтра в Южной Корее не начнут сажать за поедание «друзей человека». «Собакоедам» дано три года на то, чтобы они покончили со своей привычкой, а те, кто работают в отрасли, нашли какое-то другое занятие. Наказывать согласно закону начнут с 2027 года. За это время все фермы, магазины, рестораны собачатины должны зарегистрироваться и представить планы по постепенному прекращению своей деятельности. Если процедура регистрации будет пройдена, то власти РК выделят всем, кто был занят в отрасли, некоторые средства, которые должны помочь пережить «переходный период» и найти новое занятие.

Недовольные есть, но их мало

Понятно, что недовольные все же есть: кто-то говорит, что «оставьте собак собакоедам, все равно традиция уже сама собой умирает», кто-то указывает, что «если собак нельзя, то чем коровы хуже?», кто-то говорит, что «нечего смотреть на Запад и им нечего указывать, как нам жить»… Есть — в основном, конечно, пожилые люди — и те, кто искренне любит «супчик из собачки», считая, что он очень полезен для здоровья. Те же, кто работает в сфере, вопрошают: «И как нам жить теперь?» Но историческое решение принято и достаточно быстро, в течение трех лет, Южная Корея полностью откажется от употребления мяса собак в еду.

В целом это логично. Среди большинства корейцев и в особенности населения собаки пользуются растущей популярностью, но в качестве именно компаньонов, «друзей человека». Согласно статистике, каждая пятая корейская семья имеет у себя дома собаку и относятся к ним именно как к члену семьи.

Хотя, конечно, «кормовые породы» и тех, кого чаще всего держат дома, вы не спутаете. Если в суп идут достаточно крупные образцы, то в подавляющем большинстве случаев в качестве «друзей» держат в Корее именно маленьких собак — пуделей, шпицев, болонок, терьеров, мопсов и других. Крупные собаки дома — это для Кореи еще редкость. Так что если недовольные принятым 9 января 2024 г. законом и есть, то их весьма немного.

Страна чучхе не сдается

Впрочем все же ассоциация «корейцы — собакоеды» вряд ли быстро исчезнет, потому что другая Корея — Северная — по-прежнему остается непоколебимым бастионом соответствующих блюд, а на всякую критику Страна чучхе обычно напоминает пословицу про чужой монастырь и свой устав.

В КНДР блюда из собачатины существуют и, насколько можно судить, останутся еще долго. Если в Южной Корее контингент любителей собачатины обычно ограничивается «мужчинами в возрасте», то к северу от 38-й параллели «собачку» с удовольствием уплетают все — и дети, и женщины, и мужчины. Хотя, говорят, и в КНДР в последнее время популярностью стало пользоваться содержание собак именно в качестве членов семьи, а не потенциального «супового набора».

Автор: Олег Кирьянов, Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому