Места силы: как изменились российские блокпосты с начала спецоперации

Впервые попавший в зону боевых действий человек считает, что оказался в эпицентре перманентного хаоса: автомобили движутся как хотят, интернет-сервисы не работают, электричество, вода и газ отсутствуют…. Везде круговерть.

Только блокпосты являют собой островки порядка, где даже самые нервные автомобилисты и обладатели больших звезд и лампасов смиренно ждут отмашки солдата. Здесь можно получить ответ практически на любой вопрос: как проехать в больницу, где можно подлатать запаску на автомобиль, набрать воды, какие дороги открыты и многое другое.

Дешево, надежно и практично

— Военнослужащие на блокпостах, в первую очередь, должны обеспечивать безопасность и правопорядок на дорогах, прохождение военных колонн, пресекать нападения диверсантов, выявлять боевиков и пособников ВСУ, — рассказал во время одной из поездок в Мариуполь, где тогда шли бои, представитель комендатуры с позывным «Лингвист».

На вопрос, как же с ходу можно выявить пробирающегося в гражданской одежде нациста из полка «Азов» (запрещен в России), офицер ответил:

— Как правило, негодяев выдает речь: многие из них — с Западной Украины и у них особое, не характерное для Донбасса произношение. Русским языком владеют слабо, а когда нервничают, переходят на суржик, то есть вперемешку говорят на русском и украинском, и произношение другое. Вот, например, я тяну звук «о», и знающие люди могут определить, что я жил на Севере России — Вологда, Великий Устюг, Архангельск… А вот вы, даже, наверное, не обращаете внимания, но по-особому произносите звук «г», значит, вы откуда-то с юга России или Северного Кавказа, ну а московский говор, разрекламированный юмористами, ни с чем не спутаешь.

С начала специальной военной операции блокпосты на дорогах Донбасса и Таврии сильно изменились. Практически исчезли обложенные мешками с песком самодельные избушки из деревянных ящиков от боеприпасов или шалаши.

Сейчас пункты пропуска укреплены по всем правилам военной науки: вырыты окопы и укрытия, обустроены замаскированные пулеметные гнезда и позиции гранатометчиков, а подъезды к постам преграждают бетонные надолбы или железные противотанковые ежи.

Однако тара от боеприпасов — по-прежнему самый распространенный элемент солдатской походной жизни. Из них делают практически все. Засыпали в ящики землю, песок или щебенку и, как из кубиков, построили «домик-крепость для трех поросят». А если тару обваловать грунтом, то можно укрыться от минометного или гранатометного обстрела. Составили ящики вместе и сделали на бивуаке мебель: стол, стул, постель, шкаф для вещей или продуктов. В крайнем случае ими можно топить самодельные печки. Вот только упаковка от трофейных натовских боеприпасов не подходит — она пластиковая.

Кстати, о самодельных печках. Как правило, их мастерят из отстрелянных гильз 122- и 152-миллиметровых снарядов. На стенках, в районе капсюля, делают по кругу прорезы для лучшей тяги, а в самой гильзе разжигают огонь и палят в ней все, что горит. Достоинства — дешево, надежно и практично: не нужна варочная решетка — чайник или котелок легко помещается на самой гильзе, соблюдается светомаскировка — огонь практически не виден посторонним, прекрасный теплообмен. Поскольку такие печки не запатентованы, то и называют их в разных частях по-разному. Однако чаще всего встречается название «луна».

Создать зону комфорта

«Настоящая жизнь начинается, когда в город входят военные», — гласит один из афоризмов Козьмы Пруткова. С этим выражением нельзя не согласиться в Донбассе, где солдаты и офицеры Российской армии делают все возможное, чтобы спасти мирных жителей и облегчить им жизнь.

К примеру, военнослужащие 150-й мотострелковой дивизии из Ростовской области взяли негласное шефство над жителями поселка Александровка, который плавно перетекает в город Марьинку, где сейчас идут упорные бои.

Соседство с ВСУ дает о себе знать: с 2014 года Александровку из пушек и минометов нещадно обстреливают украинские артиллеристы. Школа, ферма, водокачка — все в труху. Электричество дается с перебоями, а централизованное водоснабжение прекратилось. Поэтому три раза в неделю, в любую погоду, невзирая на обстрелы, цистерна с питьевой водой приезжает на главную улицу поселка — улицу Ленина, и тогда к машине приходит все местное население. Ведь вода — это источник жизни.

— Так получилось, что маршруты на передовую проходят через поселок, и когда командир увидел страдания людей, то распорядился три раза в неделю снабжать их водой. Выделил машину и охрану. После этого подружились с поселковой властью — Константином Чалым и, когда не воюем, оказываем посильную помощь. Например, к 1 сентября порадовали местную детвору — собрали им 80 подарков к началу учебного года. К праздникам подготовили уже гуманитарные наборы для пенсионеров и школьников поселка, помогли добраться сюда Деду Морозу и Снегурочке, — рассказывает заместитель командира с позывным «Счастливый».

Местные жители тоже довольны дружбой с солдатами.

— Военные завсегда помогают. Например, нужна машина перевезти трансформатор, и они не отказывают, а если кому-либо требуется медицинская помощь, то они завсегда первые. А еще саперы помогают убрать неразорвавшиеся украинские мины и снаряды. Вот так спасают нас, — рассказала продавщица из местного магазинчика Татьяна.

А в Луганской Народной Республике наблюдал, как мирным жителям помогают солдаты единственного в мире поезда материально-бытового обеспечения. Расположенная в эшелоне электростанция позволяет обеспечить электроэнергией поселок на 1000 частных домов, там же функционируют вагоны-прачечные со стиральными машинами, способными постирать до шести тонн белья, передвижные бани, парикмахерские и даже столовая, которую в шутку называют рестораном.

— Каждому бойцу выдаем три блюда. Столы сервированы на четверых, чтобы военные не мешали друг другу. Оружие и бронежилеты можно оставить в тамбуре. В меню обязательно горячая пища, мясо, каша, макаронные изделия, сок. Все рассчитывается строго по норме, чтобы боец получал необходимые жирки, белки и углеводы, — объясняет заместитель начальника поезда подполковник Сергей Александров.

Пища духовная

Не забывают в зоне специальной военной операции и о духовной пище. Недавно на Украине начала выступать первая фронтовая творческая бригада Минобороны РФ. В состав труппы вошли скрипач рок-группы «Аквариум» Андрей Решетин, ведущий актер московского театра «Современник» Евгений Павлов, художник Юрий Севачев и другие мастера сценического искусства.

Все участники творческой бригады являются военнослужащими и соответственно после мобилизации прошли боевую подготовку на базе 1-го отдельного стрелкового Семеновского полка.

— Явился в военкомат и через 12 часов уже поехал в часть. Мобилизационные сборы были очень активными, чему очень рад. В мою срочную службу такого не было, а здесь на подготовке настрелял около двух тысяч патронов. У нас отличный был комбат, который гонял нас, и за это ему спасибо, — рассказал Евгений Павлов.

А доброволец и экс-скрипач рок-группы «Аквариум», художественный руководитель международного фестиваля барочной музыки EARLYMUSIC Андрей Решетин считает, что все творческие люди должны своими талантами служить Родине и вдохновлять солдат:

— Я воюю. Смычком, но он стоит автомата. И я здесь, потому что так велит моя совесть.

Источник: Российская газета 

Фото: Владимир Аносов/РГ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому