Фото: Юрий Снегирев/РГ

«Обычный российский город». Как выглядит Луганск сегодня

На КПП «Новошахтинский» очереди не было. Раньше здесь была государственная граница, а теперь просто проверяют паспорта для порядка.

Дальше — тоже Россия. Только переходный период еще не закончился. На краешке бывшей Луганской области, а потом ЛНР, еще идут бои. Но это ненадолго.

Дорога волонтеров

В 2014 году я объездил всю Луганскую область. Видел пожары, сам был под бомбежкой. Потом приезжал с гуманитарными миссиями. Освещал, так сказать. Но сейчас Луганск меня поразил. Ровная новенькая дорога со свежей разметкой. Едешь, как по стеклу.

Меня взяли «на борт» Перебякины, Сергей и Валентина — они волонтеры, ездят по новым территориям и помогают людям. В основном, в Запорожье, где недавно погиб наш коллега Борис Максудов. Так, они доставили аппарат УЗИ военным медикам. Все на добровольные сборы. И дроны покупали, и, извините, памперсы. Снайперам они очень необходимы.

Нам повезло, КПП пролетели. А вот навстречу — с километр машин.

Луганск встретил нас необыкновенно пустынным. Фонари горели. Но в окнах света не было: тут ложатся в десять, потому что с одиннадцати — комендантский час. Остановиться на ночевку негде. Насчет квартиры надо договариваться за месяц. А самая главная гостиница «Луганск» закрыта на ремонт. Нашелся инвестор и старается. А пока цены на жилье космические! Снять «однушку» на окраине стоит от пяти до семи тысяч в сутки. Да и цены в магазинах выше, чем в Москве. Но зато все есть. И очередей не наблюдается. Разве что за шаурмой, это ребята из тентованного Камаза решили перекусить перед дальней дорогой на передовую. Зато отменный кофе по 50 рублей — то, что надо.

Прячу свою «зеркалку» под пуховик. Мало ли — примут еще за шпиона. Но не выдерживаю и снимаю мирную жизнь. Главное, чтобы в кадр не попали люди в камуфляже и их машины. Поэтому трудно. Тут таких очень много.

Ночь в цирке

Я остановился в общежитии Луганского цирка. Директор Дмитрий Касьян — мой старый друг. Рядом артисты тропик-шоу «Джамбо» заслуженного артиста России Тиграна Акопяна.

Билеты в цирк стоят по 300-400 рублей. Выручка останется в цирке на текущий ремонт. Справедливо. Фото: Юрий Снегирев/РГ

Выйти на улицу вечером невозможно. Висит объявление. Да и все магазины и рестораны уже закрыты. Что делать в холодную ночь в Луганске? Только спать. В девять все закрывается, потому что до комендантского часа, который в 23.00, официантам, поварам и продавцам надо успеть домой. По особым дням работу питейных заведений продлевают. Тогда персонал спит прямо на диванах и стульях для гостей. Правда, это бывает нечасто.

Ближе к комендантскому часу на перекрестки выезжают полицейские машины с включенными мигалками. Бдительность необходима. Кстати, ради безопасности на новых территориях отключен мобильный интернет. Но почти в каждой кафешке есть вай-фай.

Теперь расскажу про цирк. После того, как закрыли донецкий, луганский остался единственным работающим стационарным цирком на новых территориях. Приезжало шапито в Мариуполь. Но сейчас холода. Лужи во льду. А на носу новогодние праздники. Елки, как это принято называть.

После того, как закрыли донецкий, луганский остался единственным работающим стационарным цирком на новых территориях. Фото: Юрий Снегирев/РГ

Ожидают приезд знаменитого дрессировщика Виталия Смолянца с программой «Империя львиц». Чем он знаменит? А тем, что без обеих ног смело входит на костылях в клетку.

Приедет 12 кошачьих. И каждая особь потребляет 9 кило вырезки в день, не считая овощей и прочих витаминов. Я посчитал, что за полтора месяца гастролей львы сожрут четыре тонны мяса. Это оборот местного рынка за месяц. А кто платит? Министерство культуры РФ и Росгосцирк. Ну как не помочь детворе из новых территорий? Билеты по 300-400 рублей. Местные власти хотели поднять цену, но Москва сказала «нет»! Билеты должны быть доступны. Люди пока живут тяжело, а дети не должны страдать. А выручка от билетов останется в цирке на текущий ремонт. Справедливо.

На арене шли репетиции шоу Тиграна Акопяна. Сначала был кордебалет, потом батутисты. Разговариваю с руководителем прямо на арене.

— Артисты отработали при аншлагах. Я ими доволен. В выходные три последних представления, и поедем в Брянск. По одиннадцать месяцев они на гастролях. Привыкли к спартанской обстановке. Железные ребята.

— А цветы публика дарила?

— Нет. Да не могут они подарить. Самый захудалый цветок на рынке 250 рублей. Неподъемная сумма. Мы все понимаем. Зато овации в зале, каких мы давно не слышали. Ведь правда, это лучше цветов?

Напоследок Тигран показал мне свою бегемотиху Юлю. Ей 14 лет. В России выступает всего четыре бегемота. Еще шесть сидят по зоопаркам СНГ. Тигран никогда журналистам свое сокровище не показывает, но для «Российской газеты» сделал исключение.

Заслуженный артист России Тигран Акопян и бегемотиха Юля. Фото: Юрий Снегирев/РГ

Юля стояла на помосте и ждала, когда наполнится передвижной бассейн с теплой водой. Посмотрела на меня ленивыми глазками. Потом повернула голову к Тиграну.

— Юля, покажи зубки!

Тут пасть открылась, и я увидел эти зубки. Не хотел бы я в них оказаться.

У директора Луганского цирка свои заботы: надо поменять кресла в зале, установить светодиодные экраны, прожектора. Да еще звукотехник застрял в Киеве. Поехал к родственникам и «попал». Чтобы его вызволить, надо влиятельные ходатайства и кучу бумаг подписывать. Чтобы его просто выпустили в Россию. Успеет ли к новогодним?

И еще, показательный момент. Площадь перед цирком с 1972 года, как ее заложили плиткой, не ремонтировалась. Росгосцирк и Минкульт России готовы помочь, но вопрос собственности испортил луганчан. А ведь вместо стихийной автостоянки там могли быть детские аттракционы. Но не сразу все устроится. Надо время. Вот детский парк имени Щорса сейчас на генеральной реконструкции. Сергей Собянин лично следит, чтобы там было не хуже, чем в Москве. И ведь будет!

Работники нарасхват

…Иду по центру Луганска. Обычный российский город. Вывески только на русском. И банки российские с банкоматами. Снуют маршрутки каждую минуту. А ведь тут совсем еще недавно была пустыня. На каждом шагу объявления о приеме на работу: требуются, требуются, требуются. И маляры, и штукатуры, и слесари, и официанты. По радио ежечасно объявления о зарплатах. Обещают 35 тысяч уборщице. Бухгалтеру — аж 80 тысяч. Хотя бюджетник по первой категории получает всего 14 620 рублей. Это российские ставки. Плюс доплата до МРОТа 1622 рубля.

При Украине не было ни дорог, ни достойных зарплат, ни закона. Теперь появились дороги и закон. Приехали следователи из Москвы и не только. Разбираются во всей этой куче дел, которые были или незаконно закрыты, или, наоборот, незаконно открыты. Сейчас под следствием находится один боец, награжденный орденом Мужества и другими государственными наградами. На него решили спихнуть дело о краже бушлатов и другой амуниции на 2,5 миллиона рублей. А он вернулся в свой Апшеронск и знать ничего не знал о подтасовках, пока за ним не приехали из Луганска. Но следователи, я надеюсь, разберутся.

Зашел я в больницу. Спросил, что с медикаментами и персоналом. Оказалось, что всего в достатке. Дефицита врачей в ЛНР никогда не было, потому что их здесь готовят в университете. Пришли и медикаменты. Кстати, в аптеке купил себе одно дефицитное лекарство, которое в Москве не в каждой аптеке сыщешь. И гораздо дешевле. Жалею, что не запасся впрок. Но командировочный рюкзак мою жадность не вместит.

Юрий Снегирев: Прячу свою «зеркалку» под пуховик. Мало ли — примут еще за шпиона. Но не выдерживаю и снимаю мирную жизнь. Фото: Юрий Снегирев/РГ

Студенческий десант

…У Луганского педагогического университета студенческая толчея. Конечно, двойная охрана. Немного смущает объявление «Проход в университет с огнестрельным оружием запрещен». И указатель, где убежище. Я показал удостоверение, и тут же меня проводили к председателю попечительского совета ЛГПУ Павлу Пилавову. Он еще депутат Народного Совета ЛНР и помощник депутата Госдумы. В курсе всех перемен.

Проводит небольшую экскурсию по университету. Ремонт сделан, университетская газета «Новый взгляд» издается. Раньше было пять тысяч студентов. Сейчас восемь! Да и цены на учебу гуманные: от 35 тысяч за семестр. ЛГПУ входит в один ряд с МГПИ и даже МГУ. Тут учились студенты буквально со всего мира. И на врачей, и на педагогов, и на химиков, и на биологов. Но начались обстрелы Луганска, иностранные студенты из Туркмении уехали последними летом 2014-го. Сам был свидетелем, когда они выездные документы получали.

Председатель попечительского совета Павел Пилавов проводит небольшую экскурсию по университету: ремонт сделан, университетская газета «Новый взгляд» издается. Раньше было пять тысяч студентов. Сейчас восемь! Фото: Юрий Снегирев/РГ

Университет Кабардино-Балкарии имени Бельбекова — побратим ЛГПУ. Помогают и оборудованием для лабораторий, и всем, чем могут. Да и московские вузы не остались в стороне — студенческий десант из России: университет привели в порядок и на память оставили капсулу времени, которую надо вскрыть через 25 лет. Капсулу не стали замуровывать в стену. Она за стеклом в окружении герба и флагов России и ЛНР. Святыня, одном словом. Еще одна святыня — это памятник преподавателю. Красивый. Из бронзы. На века. Осталось поставить памятник вечному студенту под девизом «На луганской стороне». Но до этого еще не додумались.

— Россия — страна возможностей, — говорит мне Павел Пилавов. — Именно потому, что мы стали частью России, наши студенты и преподаватели посещают форумы и семинары по всей стране. Обогащаются знаниями, чтобы приносить пользу обществу. За год Россия сделала для республики больше, чем за 30 с лишним лет Украина. Время поменялось. Это и есть движение вперед.

Автор: Юрий Снегирев, Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому