Раскрыты уникальные архивы военных медиков

#НОВОСТИ

«Для полного учета злодейских преступлений…» — начало цитаты Указа Верховного совета СССР об образовании чрезвычайной госкомиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, с момента образования которой в ноябре этого года исполняется 80 лет.

Комиссия была создана «для полного учета злодейских преступлений немцев и их пособников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР». Полный учет не удается провести до сих пор — многие документы о преступлениях времен Великой Отечественной войны и сейчас хранятся под грифом «совершенно секретно». В конце октября Санкт-Петербургский городской суд признал блокаду Ленинграда геноцидом, а Ленинградский областной суд квалифицировал как геноцид преступления на территории региона. Но и некоторые из представленных суду доказательств тоже рассматривались в закрытом режиме.

Часть документов и материалов, связанных с медицинскими опытами над заключенными, в том числе в концлагерях, сегодня хранятся в Военно-медицинском музее северной столицы. Судьбе заключенных Освенцима и Майданека, бесчеловечным экспериментам над ними и способам массового уничтожения людей посвящена отдельная экспозиция музея. Небольшая комната размером примерно четыре на пять метров, по периметру — деревянные витрины, напоминающие нары в лагерных бараках. По словам экскурсовода, именно такого размера была самая первая газовая камера в Освенциме, переделанная из жилого помещения. Слушаешь — и чувствуешь, как холодеет все внутри.

В одной из витрин — дневник Залмана Градовского, польского еврея, который входил в состав зондеркоманды, сжигавшей тела погибших узников. Свою 80-страничную рукопись он поместил во флягу и закопал в человеческий пепел. Ее нашли советские солдаты. Сам Градовский погиб во время восстания в 1944 году, когда заключенным удалось-таки взорвать одну из газовых камер, отсрочив ненадолго чью-то смерть.

Как рассказал директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко, в дневнике есть запись: заключенные старались как можно сильнее раскочегарить печи крематория, чтобы указать цель самолетам наступающих союзных войск. Но оставшиеся камеры при отступлении взорвали сами немцы — американцы же разбомбили Дрезден, а не Аушвиц-Биркенау.

В рамках нового выставочного проекта экспозицию дополнили документы из анатомического института в Данциге (сейчас это польский Гданьск). Именно там разрабатывались промышленные технологии дубления человеческой кожи и производства мыла из человеческого жира. Примерно 150 листов доказательств чудовищного отношения к «человеческому материалу» сегодня хранятся в музее, часть из них представлена на выставке.

На вопрос о том, насколько этично делать эти предметы, свидетельствующие о человеческих страданиях, музейными артефактами, Анатолий Будко ответил, что «музеи работают не на прошлое, а на будущее».

Большинство военных музеев демонстрируют средства уничтожения человека . Можно сказать, что выставка в Военно-медицинском музее — тоже представляет оружие. Но это оружие психологической защиты. Прививка от нацизма.

Источник: «Российская газета»

Фото: Б. Борисов/РИА Новости

Районные вести
Добавить комментарий