Ставка-1943: Девять дней одного года, приблизившие нашу Победу в Великой Отечественной войне

Вчитываясь в документы 1943 года, опубликованные в пятитомнике «В штабах Победы. 1941-1945», мы во многом по-новому постигаем механизм функционирования центра принятия решений в годы Великой Отечественной. В этот год заместители Сталина, не апеллируя к авторитету вождя и не стремясь заручиться его поддержкой, собственной властью смело принимают ответственные решения — и дело начинает идти на лад.

День первый. 6 января

О погонах и «ходоках»

Наши войска ведут ряд наступательных операций. А параллельно командование посылает «ходоков» — своих представителей — в тыл для приобретения продовольственных и промышленных товаров. 6 января 1943 года замнаркома обороны Андрей Хрулев собственной властью пресекает эту практику. «Красной армии наша страна дает все необходимое для жизни и боевой деятельности. Трудящимися за время войны послано в армию большое количество разнообразных подарков. В таких условиях посылка из фронтов и армий в тыл страны для закупки товаров или сбора подарков всякого рода ходатаев и попрошаек, дезорганизующих к тому же транспорт и местный рынок, является тягчайшим преступлением».

Хрулев приказывает всем начальникам гарнизонов и областным военным комиссарам выявлять таких ходатаев и попрошаек, «немедленно арестовывать и направлять в распоряжение военных советов округов для предания суду военного трибунала».

День второй. 12 января

О питании

В СибВО питание бойцов организовано плохо: в котел закладывают нечищеный картофель и овощи. Хрулев в очередной раз принимает на себя ответственность: отстраняет от должности и.о. начальника Управления продовольственного снабжения округа полковника Гурьенкова, понижает его в звании и назначает с понижением — на должность зама командира запасной стрелковой бригады по тылу.

В тот же день за плохое хранение имущества на складах Среднеазиатского военного округа он отдает под трибунал начальников складов, снимает с должности начальника отдела вещевого снабжения округа и понижает его в звании. А «за систематическое недообеспечение вещевым имуществом маршевых пополнений» отстраняет от должности интенданта округа Калачева и отправляет его на фронт в качестве начальника тыла 4-й ударной армии.

Генералу Калачеву наказание пошло на пользу. Он сделал правильные выводы, на новом месте службы получил известность в качестве образцового интенданта и заслужил два боевых ордена — Отечественной войны I степени и Красного Знамени.

День третий. 11 февраля

Об урановой бомбе

Молотов в качестве зама Сталина по Государственному комитету обороны подписывает постановление ГКО СССР «О мерах по развитию работ по урану». Документ гласит: «Обязать руководителя спец. лаборатории атомного ядра проф. Курчатова И.В. провести к 1 июля 1943 г. необходимые исследования и представить Государственному комитету обороны к 5 июля 1943 г. доклад о возможности создания урановой бомбы».

День четвертый. 23 февраля

О сроках войны

Сталин в приказе N 95 говорит об успехах за последние три месяца и предостерегает, что на быструю победу рассчитывать не приходится. «Думать так — значит предаться неумному и вредному самообольщению. Думать так — значит переоценить свои силы, недооценить силы противника и впасть в авантюризм. Враг потерпел поражение, но он еще не побежден. Немецко-фашистская армия переживает кризис, но это еще не значит, что она не может оправиться. Борьба не кончена — она только развертывается».

Если 7 ноября 1941 года Сталин, выступая перед участниками парада, уверял их в скорой победе над фашизмом («Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик»), то 23 февраля 1943 года он не только не называет сроков окончания войны, но и исподволь подводит к мысли о том, что война предстоит долгая.

День пятый. 12 марта

О хищениях в тылу

Секретарь ЦК КП(б) Узбекистана Юсупов и нарком внутренних дел Узбекской ССР Кобулов информируют ГКО, что «на территории Узбекской республики значительно возросло число случаев хищений промышленных и продовольственных товаров». Они обращаются с просьбой: для решительного пресечения хищений разрешить создать республиканскую «тройку» (первый секретарь, глава НКВД и прокурор), «предоставив ей право рассматривать дела во внесудебном порядке и приговорить к расстрелу 50 расхитителей с конфискацией имущества с последующим объявлением приговора в печати от имени Прокуратуры».

Молотов и Микоян в докладной записке на имя Сталина посчитали эти меры чрезмерными и предложили все дела о хищениях по-прежнему рассматривать «в установленном судебном порядке, ограничившись меньшим применением высшей меры наказания (до 20 человек)». Сталин не согласен: «Расхитители не просто воры, а враги государства. Я против предложения т.т. Молотова и Микояна. Я за предложение Юсупова и Кобулова. На своем предложении настаиваю. И. Сталин».

Подарки бойцам на фронт из Казахстана. Курская дуга. 1943 год. Фото: РИА Новости

День шестой. 3 апреля

О немецких военнопленных

Берия посылает Сталину докладную записку. Обеспокоенный высокой смертностью среди военнопленных, он сообщает об уже проведенных НКВД мероприятиях: «Для медобслуживания военнопленных в лагеря направлено 282 медицинских работника и необходимые медикаменты». Вместе с тем Берия просит Сталина санкционировать ряд новых гуманитарных инициатив: увеличить на 25% норму питания для ослабленных военнопленных; закрепить за НКВД 9 поездов-санлетучек для вывоза больных и раненых военнопленных с фронта в тыл; обеспечить лагеря для военнопленных всеми видами медицинского снабжения и выделить дополнительный коечный фонд для больных военнопленных в количестве 10 000 мест. Согласитесь, неожиданные предложения для человека, имя которого ассоциируется только с репрессиями.

Сталин одобрил все предложения Берии, уже через день они были утверждены постановлением ГКО N 3124сс.

День седьмой. 18 июня

О «шарашках»

Берия направляет Сталину записку с ходатайством о снятии судимости с шести инженеров — заключенных КБ N 172 НКВД СССР. Перечислив заслуги всех шести работников «шарашки», расположенной в г. Молотов (Пермь), он делает вывод: «За выдающиеся успехи в области конструирования артиллерийских систем НКВД считает целесообразным амнистировать, со снятием судимости, следующих специалистов… Прошу Вашего решения». Вождь накладывает резолюцию: «Согласен. И. Сталин».

Первым в списке амнистированных значится Евгений Беркалов, бывший генерал-майор Русской армии и уникальный специалист в области сверхдальней морской артиллерии.

День восьмой. 13 июля

О новой тактике наступления

Маршал Жуков направляет Сталину шифротелеграмму о переходе в наступление под Орлом. Он докладывает, что возросшее боевое мастерство бойцов и командиров, переставших действовать по шаблону, стало сюрпризом для неприятеля. «Разведка… дала нам возможность избежать напрасного расхода снарядов в период артподготовки. Пехота противника, привыкшая к тому, что броску в атаку нашей пехоты предшествовал наибольший темп огня, а потом перенос его в глубину, сегодня также ожидала нашего шаблонного переноса огня по глубине, отсиживаясь в укрытиях, и прозевала атаку нашей пехоты, благодаря чему мы быстро захватили передний край и имеем большое число пленных».

День девятый. 22 ноября

Об «уклонистах»

Начальник Генштаба маршал Василевский подписывает приказ N 0438, в котором идет речь об итогах проверки Сибирского военного округа. «Незаконное использование людей не по назначению в округе приняло массовый характер. Командиры частей за различные услуги самочинно посылают на предприятия на работу сержантский и рядовой состав… В результате запасные стрелковые части округа вместо центров боевой подготовки превращены в биржи труда». Василевский приказал: «Военному совету округа расследовать факты незаконного предоставления отсрочек от призыва по мобилизации на военную службу и виновных предать суду военного трибунала».

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук) / Российская газета

Фото в анонсе: Танки и пехота идут в атаку. Бои за Новороссийск. 01.09.1943. / РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому