Фото: Wikimedia Commons

Зрители ужаснулись, ища смысл в звучавших на «Песне года-2023» хитах

В сетях кипит работа народных лингвистов. Пользователи обсуждают тексты современных хитов. Тон разговору задал автор-исполнитель Юрий Лоза: «Я нашел себе новое развлечение — читать в интернете тексты, которые звучали на «Песне года». Для любого знакомого с русским языком это вполне сойдет за юмор», — написал он в своем аккаунте.

В качестве примера Лоза перечислил строки из песен Баскова «А сердце было камень. Чиркнули спичку в пламя», Билана «Через день я живу на распятье», Орбакайте «Мы поверили в глаза — по-другому, мол, нельзя», Сергея Лазарева «Не лги про чистую любовь… Она не дарит счастья с плеч», Mia Boyka «Вижу красные глаза. Таю будто в облаках медленно я в твоих руках», Долиной «Твое лицо мне снится, опять проплывая мимо».

Другой вопрос, сами-то артисты, с экспрессией и страстью певшие, например, «Как жаль, что ты так долго видишь печаль. И твоя нежность играет как сталь», понимали, насколько комично звучат эти слова?

По мнению Лозы, скорее всего, нет. «А ведь это почти то же самое, что «Волны падали вниз стремительным домкратом», над которыми мы дружно ржали с легкой руки авторов «12 стульев». Только теперь, к сожалению, это стало нормой», — пишет он.

Честно признаемся, несколько наших экспертов-русистов не откликнулись на просьбу прокомментировать составленный Юрием Лозой список наиболее спорных с точки зрения русской грамматики цитат. Отказались, поскольку считают, что лингвисты в данном случае уже бессильны. Уходит в прошлое такая востребованная когда-то профессия, как «поэт-песенник», и тех, кто мог бы приблизиться по таланту к Андрею Дементьеву, Леониду Дербеневу или Николаю Добронравову, можно пересчитать по пальцам. За комментарием нам предлагали обращаться к психологу или сатирику.

Однако у доктора филологических наук и телеведущего Владимира Аннушкина, а также шеф-редактора портала «Годлитературы.РФ» Михаила Визеля хватило чувства юмора, чтобы поразмышлять над тем, что за тексты выбирают современные певцы для своих хитов.

Владимир Аннушкин: «Песня, как известно, вдохновляет словами и мелодией. И этой песней удивляют, поражают, обязательно говорят миру что-то новое, прекрасное и необыкновенное. Потому и пишет Владислав Ходасевич: «Люблю говорить слова, Не совсем подходящие. Оплети меня, синева, Нитями тонко звенящими!»

«Тонко звенящие нити» наших электроинструментов и оркестров оплетают ли наши души божественной «синевой»? Пусть каждый самостоятельно ответит на этот вопрос — ведь о вкусах не спорят, но, впрочем, существует еще и понятие вкуса как способности понимать прекрасное. «Я вдумываюсь в смысл слов и окрыляю их музыкой», — говаривал великий Шаляпин. Давайте вдумаемся в смысл того, что мы слышим на «Песне года-2023»:

Ты неотразима, как в балете прима.

Все красоты мира блекнут пред тобой.

Ты неотразима, хоть в душе ранима,

Как луна, красива ночью над землей.

Может, только мне, грешному, вспомнилась пушкинская строка (тоже о красивой девушке) — «Как эта глупая луна на этом глупом небосклоне…» Но не будем ни ворчать, ни обижать Орфея Баскова, послушаем Сергея Лазарева:

Не пытайся повторить

И собрать, что не собрать.

Не пытайся долюбить,

Я лишь хотел тебя обнять.

Ну разве плохо «долюбить и обнять»? Конечно, хорошо, но звучать это может только с современной сцены, где вместе с певцом, первое, звучит ритмичная оглушающая музыка; второе, обязательна подтанцовочка, с которой ни одна песня, за исключением Ирины Аллегровой, не звучала без «ужимок и прыжков». Последние замечательно отвлекают от бесхитростной простоты и подчас нелогичности текста. Третье — обязателен многочисленный повтор, потому что слов (осмысленных слов!) не хватает.

Я не ворчлив и не придирчив: напротив, хочу весело показать вам, как мы (в массовой культуре!) живем и поем. Перефразируя известное: «Скажи, что ты поешь, и я скажу, кто ты». Но у меня серьезный вопрос: а ЭТО петь можно? Ведь основной прием современного шоу-бизнеса, в который превратилась современная песня, — оглушительный ритм, примитивизм мелодии (писать музыку современному шоу-музыканту просто — многое сделает за тебя электроинструмент, ты только води голосом вверх-вниз). Ну вот послушайте Лазарева: «Не пытайся повторить (голос — вверх!) и собрать, что не собрать (голос — вниз!)», а дальше все сделает подтанцовочка — она отвлечет зрителя и даже заставит вас прыгать вместе с певцом. Вообще зрительный зал «Песни года» иногда напоминал не концертный зал, а стадион, где вот-вот закричат «Шай-бу! Шайбу!» или «Ла-за-рев! Ла-за-рев!».

К оглушению добавим очевидное: хороший артист работает на разнообразии страстей, то есть помните ли вы музыку Таривердиева со словами Вознесенского: «Тишины хочу, тишины! Нервы, что ли, обожжены. Тишины, тишины…» Тишина и спокойствие души — это ее райское состояние. Катарсис, то есть очищение души, которое должен испытать зритель, уходящий с концерта или оторвавшийся от экрана, — это освежение и омоложение сердца, которое ждет добрых и умных мыслей, впечатляющих и запоминающихся слов, новых и не просто профессиональных, а трогающих красотой звучания голосов и, конечно, оригинальных, а не просто забубенно оглушающих мелодий. Тогда родится не «чумовое настроение», а подлинный вкус, истинная духовная красота, которую пока затмевают сверкающие одежды и оголенные тела подтанцовщиков.

А слова современной песенной поэзии… Иные даже говорят, что слова там, в песнях, особенно и не важны. Вспоминается Георгий Иванов, друг Ходасевича:

Меня вы не спасли.

По-своему вы правы.

— Какой-то там поэт…

Ведь до поэзии, до вечной русской славы

Вам дела нет.

Хочется верить, что все, кто был на «Песне года», так не считают. Просто… просто… «Вам дела нет?»

Автор: Елена Новоселова, Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому