Фото: Wikimedia Commons

В чем загадка самого поэтичного русского имени

25 января в православных храмах вспоминают святую мученицу Татиану Римскую, студенты и преподаватели празднуют Татьянин день, а все носительницы этого поэтичного имени отмечают День Ангела, или именины.

Достоевский считал, что Пушкин «лучше бы сделал, если бы назвал свою поэму именем Татьяны, а не Онегина, ибо бесспорно она главная героиня поэмы». Ведь «она глубже Онегина и, конечно, умнее его. Она уже одним благородным инстинктом своим предчувствует, где и в чем правда… Это тип положительной красоты, апофеоз русской женщины». Через столетие знаменитый китайский пушкинист Ван Чжилян позволял себе не соглашаться с Федором Михайловичем, утверждая, что Татьяна — не просто женский идеал, а «эталон жизни, который показал Пушкин русским и всему человечеству», потому что она «невинна, проста и глубока». Видимо, в цельности и ясности характера Татьяны Лариной таится какая-то загадка, раз споры вокруг написанного образа еще не стихли. Сегодня мы попробуем ее разгадать.

Начнем с имени. Часто ошибочно считают, что оно, как и многие имена русских, имеет греческое происхождение, тем более что в греческом языке есть созвучный глагол, означающий «ставить в порядке», «выстраивать». Отсюда и толкование имени Татьяна как «учредительница», «устроительница». Все бы хорошо, да только в Греции Татьян нет. Поэтому, вероятнее всего, имя имеет римские корни. Во времена основателя Рима, царя Ромула, жил некий царь Тит Татий, одно время правивший городом вместе с Ромулом, и жители империи, ведущие свой род от Тита, нередко называли детей Татианами, причем в ходу были как мужской (Татиан), так и женский варианты. Видимо, именно к таким потомкам царя Тита Татиа и относилась святая мученица Татиана Римская, чей день памяти Русская православная церковь отмечает 25 января.

Татиана жила в начале III века и была дочерью консула — представителя высшей гражданской и военной знати Римской империи. Отец Татианы был тайным христианином, христианкой выросла и Татиана. При этом она получила классическое образование, была умна, хороша собой, перед ней открывалось блестящее будущее. Но Татиана отказалась от жизни знатной римлянки и выбрала служение христианской церкви. Времена были суровые, за исповедание веры люди платили жизнью. Татиану тоже поставили перед выбором: или публично отречься от Христа и поклониться в храме Аполлона языческому идолу, или мученическая смерть. Татиана от Христа не отреклась и шагнула в вечность.

Древнеримскую мученицу в России чтили, имя стойкой, верной, умной, образованной христианки было крайне популярно. Хотя считается, что совсем не это стало причиной того, что Пушкин назвал старшую Ларину Татьяной. Историки сообщают: гораздо чаще русские давали дочерям имена Анна, Мария, Наталья. Да и в ранних черновиках «Евгения Онегина» нашли строчку: «Ее сестра звалась Наташа». Но почему Пушкин остановил свой выбор на Татьяне? Набоков считал: все дело в рифме. «В черновике… вместо имени Татьяна Пушкин пробовал для своей героини имя Наташа (уменьшительное от «Натальи»). Было это за пять лет до его первой встречи с будущей женой Натальей Гончаровой. «Наташа» (как и «Параша», «Маша») по сравнению с «Татьяной» имеет значительно меньше возможностей рифмовки («наша», «ваша», «каша», «чаша» и несколько других слов)».

Все тоньше, объясняют другие исследователи. Имя Татьяна в сознании народа уже было связано с внутренней цельностью, в которой искренность и пылкость глубоких чувств сочетались с природным умом. И Пушкин, уловив это, запечатлел идеал. На века.

В культуру и даже науку России вошла еще одна Татьяна, Татьяна Родионовна Шувалова, мама одного из образованнейших людей XVIII века Ивана Ивановича Шувалова. В 1755 году сметливый двадцативосьмилетний фаворит Елизаветы Петровны в день именин своей матери, то есть в день памяти мученицы Татианы Римской, подал императрице прошение об основании Московского университета: «для общей Отечеству славы». Государыня-императрица не смогла отказать Ванюше, указ был подписан. Со временем день памяти мученицы Татианы стал праздником не только Московского университета, но и всего студенчества. Причем таким разгульным, что слава о шумном Татьянином дне пережила сами загулы.

Начиная с 1870-х раз в год, на Татьянин день, зал роскошного московского ресторана «Эрмитаж» преображался. «Дорогая шелковая мебель исчезала, пол густо усыпался опилками, вносились простые деревянные столы, табуретки, венские стулья… В буфете и кухне оставлялись только холодные кушанья, водка, пиво и дешевое вино…» — так описывал приготовления рестораторов к приему опасных гостей Гиляровский. Толпы студентов до поздней ночи ходили по Москве с песнями, ездили, обнявшись, втроем, вчетвером на одном извозчике и горланили, рифмуя «спьЯна» и «Татьяна». Причем швейцары московских ресторанов, «для удобства извозчиков и спокойствия ради напившихся в стельку студентов, на спинах оных мелом писали адреса, по которым следовало развести загулявших».

Бурное празднование подвергалось критике. Лев Толстой гневно обличал нравы: «Дошло до того, что безобразнейшая оргия, в которой стариками спаиваются юноши, никого не оскорбляет и никому не мешает и во время пьянства, и после радоваться на свои возвышенные чувства и мысли, смело судить и ценить нравственность». Что ж, на следующий год студенты придумали песню с такими словами: «Лев Толстой нас бранит, бранит, пить не велит, не велит. Но виноваты вовсе не мы… А кто же?» И хор дружно отвечал: «Татьяна!» К началу XX века праздновать стали трезвее.

Но с именем святой римской мученицы Татианы связаны отнюдь не только загулы либерально воспитанного студенчества дореволюционной России. В честь святой освящали и храмы при университетах. Первая домовая церковь в честь святой мученицы Татианы появилась при Московском университете еще в 1791 году.

Не все знают, что в 2000 году Русская православная церковь прославила в лике святых еще девять носительниц этого самого поэтичного имени. Кроме великой княжны, дочери Николая II, и мирянки Татианы Егоровой, все они послушницы монастырей или монахини. Восемь новомучениц и одна исповедница. Давайте вчитаемся в фамилии тех, кто, как и Татиана Римская, но уже в XX веке, бесстрашно принял мученическую смерть за Христа. В скобках — дата кончины. Великая княжна Татиана Романова (1918 г.); Татиана Фомичева (1937 г.); Татиана Грибкова (1937 г.); Татиана Гримблит (1937 г.); Татиана Бесфамильная (1937 г.); Татиана Егорова (1937 г.); Татиана Чемазова (1942 г.); Татиана Бякирева (1948 г.), исповедница; Татиана Кушнир (дата кончины неизвестна).

Автор: Мария Городова, Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому