Фото: Юрий Снегирёв/РГ

Каким блюдом обещала угостить президента мать Героя России

Вы когда-нибудь приглашали домой президента? А вот Сапижат Мазаева из Махачкалы пригласила Путина на хинкал. Мы отправились к Сапижат Исаевне, чтобы выяснить, где наш президент будет кушать хинкал по-лакски.

Все было в Кремле перед Новым годом. На чествовании Героев. Есть такой праздник в России. Да вы все видели. Это именно тогда президент Путин заявил о выдвижении на следующий срок. Все телеканалы показывали. А вот потом, когда особенно близкая группа выдвинулась в другой зал, Сапижат Исаевна, мать первого Героя России на СВО Нурмагомеда Гаджимагомедова, который подорвал себя гранатой, прикрывая отход своей группы, сказала:

— Владимир Владимирович! Приглашаю вас к себе домой. Откушать настоящий хинкал.

Она была вся в черном — цвет скорби у всех народов. По местным обычаям траурные одежды носят год. Но когда сердце осталось там, то и всю жизнь.

Путин посмотрел на Сапижат Исаевну. Она на него.

Эта хрупкая женщина потеряла любимого сына. Но Россия получила Героя. Слова? А как еще выразить горе матери?

Ее сын Нурик, как все его звали в семье, прошел Сирию. Десантник, получил звездочки капитана. Мама с младшим сыном ютились в одной комнате в коммуналке. Нурмагомед приехал и поменял комнату на двухкомнатную квартиру в этом же доме. «Боевые» выплаты позволяли.

…54-я школа отстроена по самым современным стандартам. Два бассейна. 35 классов с современными партами и интерактивными досками. Здесь директором — мама Героя. Занятия закончились. Свет в коридорах, по которым можно кататься на велосипедах, погас. Заходим в класс. Тут парта Героя России, ее сына. Сапижат Исаевна садится для съемки. И — слезы. 35 классов. 35 парт Героев со всего Дагестана. Тут сидят лучшие ученики. Это честь.

Парта Героя России Нурмагомеда Гаджимагомедова. Фото: Юрий Снегирёв/РГ

— Пойдемте в столовую на чай, — приглашает она. — Вы ведь только с самолета.

Отказаться — значит обидеть. Сидим за столом. Тут две ее лучшие заместительницы, как она сказала, Айшат и Гажар. Вместе когда-то начинали учительницами в младших классах. Потом на огонек пришла сестра Рукижат. И учитель физкультуры Мухаммад. Пошел откровенный разговор.

— Ну как это — взять и пригласить президента на хинкал?

— Все началось с того, что мне позвонили из фонда «Защитники Отечества». Глава республики Сергей Алимович Меликов оплатил все билеты и гостиницу. Полетела в Москву. А там на ВДНХ — Дни Дагестана. Конечно, присутствовала. А через день повезли в Кремль. Я первый раз была там. Красота какая! Меня посадили в первый ряд. И я все время думала, если бы Нурик был жив, ведь он тут же сидел бы. Прошло награждение. А потом я подошла к президенту. Не могла не подойти. Ведь он такой доступный народу. Всех выслушал. И тут я подумала: ведь он же сказал когда-то, что я лакец! А почему ему не попробовать наш настоящий лакский хинкал? Ну и пригласила. А что я сделала не так?

Тут начались кавказские споры. Приедет — не приедет.

— Вот президенту больше делать нечего, как хинкал кушать у тебя дома! — говорили одни.

— А я говорю приедет! Это же Путин! Сказал — сделал, — говорили другие.

Спор закончился тем, что Сапижат Исаевна пригласила к себе домой и корреспондента «Российской газеты» — посмотреть, где будут принимать президента Путина. Если он, конечно, приедет.

Дома Сапижат Исаевна показывает ученическую стенгазету посвященную ей. Фото: Юрий Снегирёв/РГ

…Стандартная панельная многоэтажка на проспекте. Ее отличает лишь то, что на въезде во двор черная гранитная доска в память о погибшем герое России Нурмагомеде Гаджимагомедове. Чистый подъезд. Кошки. Простая дверь. Словом, обычная «двушка». Сапижат Исаевна ведет в свой «кабинет». Это застекленный балкончик. Тут и рабочий компьютер доисторической эпохи, и, главное, — все регалии ее сына. От пластмассовых школьных спортивных кубков до грамоты сирийского правительства. Посмертную Звезду Героя получила вдова, с которой Нурик прожил всего семь месяцев.

Нас с Сапижат Исаевной объединило то, что вскоре после гибели Нурика я побывал на его могиле в высокогорном селе Кани. Тогда на склонах еще не цвели эдельвейсы. Школьники вырезали из бумаги цветы и украсили могилку. Мы тогда помолились. Его родственники по-своему. Я — по-своему. Я тоже лакец.

Эта хрупкая женщина потеряла любимого сына. Но Россия получила Героя. Фото: Юрий Снегирёв/РГ

У нас от воспоминаний выступили слезы. У матери Героя, понятно, от моих расспросов. А у меня от чего?

Ну хватит печали.

— А рецепт своего хинкала для Путина дадите?

— Ни за что!

— Неужели секрет?

— У нас у каждого села секрет хинкала свой. Даже у каждого дома. Моя мама, которую все звали Патка-Бава, говорила, что в ложку должно помещаться ровно 23 хинкала. Я, конечно, постараюсь. Ювелирная работа. Путина жду. Пусть приедет.

Путина ждет не только она. И не только Рукижат, Айшат, Гажар и Мухаммад. Его здесь ждут все.

Источник: Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Перейти к содержимому